Родительская забота о родителях

Было время, когда беременность и роды были социальными явлениями и естественными процессами.  Будущая мать была окружена другими женщинами, от которых получала поддержку; в каких-то культурах doula (дула)1 помогала роженице во время и первое время сразу после родов. И отец и мать хорошо знали  свои роли и обязанности, потому что эти знания передавались через поколения. Это было время мира и покоя. Конечно, оно не было идеальным, но семья сохранялась полной и потребности ребенка в значительной степени удовлетворялись.

И вот мы вступаем в 21й век, где беременность и роды сильно отдалились от природы. Увеличивается количество случаев кесарева сечения. Согласно статистике в США в 2009 34% родов происходят при помощи кесарева сечения (информация взята с сайта http://today.msnbc.msn.com), и более чем 60% в Южной Италии (последние данные от Государственной Службы Здравоохранения Италии). В качестве факторов, влияющих на положение вещей, называются: диабет, ожирение, неоднократные роды и возраст, а также фактор удобства — акушерки и матери рассчитывают время рождения ребенка, так чтобы оно укладывалось в их занятой график. Родительские роли как никогда запутаны. Это зачастую вызвано тем, что родители живут отдельно, традиционные роли постоянно меняются, существует необходимость работать обоим родителям для поддержания финансовой стабильности. Родители часто вынуждены одни справляться с сильным влиянием, которое оказывает рождение ребенка на их жизнь.

Материнство и отцовство могут оказаться весьма стрессовым, а не приносящим удовольствие, событием. Фактически, согласно данным совместного отчета, опубликованного в сентябре Американским Колледжем Акушерства и Гинекологии (АКАГ) и Американской Психиатрической Ассоциацией (Нараван, 2010), в США каждый год количество женщин, страдающих послеродовой депрессией, варьируется от 14% до 23% от общего количества рожениц; более того клинические данные свидетельствуют о росте расставаний и разводов после рождения ребенка. (В Италии мы сейчас можем наблюдать увеличение количества расставаний и разводов в первые два года после рождения ребенка. Эта информация известна нам из отчетов клиники планирования семьи при Государственной Службе Здравоохранения, представленных на конгрессах и конференциях). Также появился новый феномен — послеродовая депрессия отцов.

Появление литературы по депрессии отцов говорит о том, что как и матери, отцы подвержены растущему риску депрессии в пренатальный и постнатальный периоды. Более того, некоторые исследования подтверждают негативные последствия для детей,  связанные с пренатальной и постнатальной депрессиями их родителей». «Согласно изученным исследованиям пренатальная и послеродовая депрессия наблюдалась примерно у 10% мужчин и была соответственно выше в послеродовой период от 3 до 6 месяцев. Количество случаев  депрессии у отцов демонстрировало положительную корреляцию с количеством случаев депрессии у матерей» (Полсон&Бейзмор, 2010).

Для новорожденного стресс родителей может действительно считаться травмой и может препятствовать развитию Self у младенца. Неразрешенные травмы родителей могут вызвать у младенцев противоречивые типы привязанности, для которых характерны чувство страха, дистресс, враждебность и психосоматические симптомы такие, как расстройства сна, колики и непрерывный плач. В ответ на эти дисфункции телесно-ориентированные психотерапевты разработали серию способов, чтобы помочь родителям. Институт Райха создал подход, который называется Родительская забота о родителях.

Родительская забота о родителях Система, в рамках которой работают терапевты Института Райха, представляет период от первых моментов нашей жизни до года: пренатальный период,  рождение, грудное вскармливание. Это важный период, характеризующийся сильным взаимодействием двух биоэнергетических полей: мать и ребенок. В основном мы используем теорию Мягкой Биоэнергетики Эвы Райх, которая появилась из Райхианской модели, но направлена в особенности на профилактику и детскую телесную психотерапию. Эва Райх называет первые моменты нашей жизни «сензитивными периодами» (Райх и Зомански, 2006).

Мы интегрировали данную основную модель с другими пост-Райхианскими приемами, такими как Психотерапия Энергетического Функционализма, которому мы обучались у Франческо Драготто, Мягкий  Биоэнергетический Детский Массаж, которомумы обучались у Сильи Венделштадт, и Первая Эмоциональная Помощь, которой обучал Томас Харм (основатели Института Райха долгое время обучались у этих специалистов). Так как мы работаем с биоэнергетическим полем человека, мы видим большую связь между «оргонными» исследованиями Райха  и новыми научными исследованиями, включая Теорию Хаоса, Теорию Катастроф и Теорию Морфогенетических полей. Также можно сказать про теории Пригожина и работы Препарата по памяти воды (Роль Квантовой Электро-Динамики в медицине — Протоклы встреч 14/12/1999 Института Фармакологии Университета Рима «LaSapienza», опубликованные в Rivista di Biologia/BiologyForum 93/ Rome 2000).

Мы также признаем, что родственные отношения подразумевают отца и семью в целом. Этот период развития, наши первые моменты жизни, является самым важным в нашей жизни. За это время мы выстраиваем целостность ума и тела, и мы обучаемся первичным отношениям: отношения ребенок — мать — отец. Тип отношений, которые мы переживаем, становится матрицей, на которой основываются все дальнейшие взаимоотношения (Боулби, 1989).

Чтобы поддержать родителей в этот чувствительный период, психотерапевты Института Райха используют интегрированную парадигму, основанную на теории Райха о Функциональной Идентичности ума и тела. Они также принимают во внимание течение энергии, концепцию формированию мышечного панциря и структур характера. Мы уделяем особое внимание отношениям в семье, отдельно отношениям с отцом и отношениям с терапевтом; и между терапевтами внутри терапевтического сеттинга.

Функциональная Идентичность
Функциональная идентичность является основным нововведением в модели Райха. Эта модель говорит об отсутствии разделения между разумом и телом или же причинно-следственной связи. Она утверждает, что разум и тело есть две различные части единого процесса пульсации энергии. Разум и тело всегда взаимодействуют. Мы можем наблюдать модель Функциональной Идентичности, обращаясь к другим функциям и процессам. Например, симпатическая и парасимпатическая нервные системы представляют собой два аспекта автономной нервной системы, работающих вместе, также как и систола и диастола при сердцебиении. Также  день и ночь это два разных аспекта одного и того же астрономического дня. Поэтому мы также рассматриваем материнство и отцовство как два разных, необходимых аспекта родительства. Исследования младенцев обычно больше фокусируются на роли матери, чем отца.

Мы узналио важной функции отца во время нашего длительного обучения у Франческо Драготто. Он отмечает существование «функционального» присутствия отца как ключевой фактор с того самого момента, когда сперматозоид и яйцеклетка встречаются. Отец и мать образуют новое энергетическое поле. Присутствие отца информирует ребенка, что он/она не являются исключительной собственностью матери или частью ее.

В рамках модели Института Райха, «функции матери и отца» взаимодействуют для создания Функциональной Идентичности. В различные периоды взросления ребенка превалирует та или иная функция; это зависит от периода и возраста ребенка, но родители всегда взаимодействуют. Например, во время беременности и в первое время после рождения мать является превалирующим полем, но отец в любом случае присутствует. Он как маяк, который указывает выход из симбиоза.

В период кормления грудью ребенок и мать одновременно притягиваются к собственным центрам и к центру друг друга. Они создают между собой энергетический мост, который делает возможным базовое доверие и глубинные отношения. И мать и ребенок сконцентрированы на себе и на своих внутренних ритмах; они чувствуют свои ощущения и излучают энергию, удовольствие и тепло. Венделштадт (1997) называет это «любящая связь». Это энергетическая связь, которая, как мост, может соединить ребенка и мать. Чувства и эмоции передаются по этому мосту, как и настроения матери и ребенка; этот поток создает своего рода эмоциональные основы, специфический интимный код, который участвует в построении первичных отношений.Во время этой фазы отец находится на заднем плане и может только наслаждаться милой, приятной атмосферой. Иногда может случиться так, что какие-то трудности, стресс или расстройства мешают формированию связи, и семейная система пробует «замещающие способы», чтобы восстановить контакт и гармонию, несмотря на то, что эти способы могут быть дисфункциональными. (В ситуации мышечного панциря замещающим способом будет биоэнерегетический способ поддержания контакта с собой и с другими. Это поверхностный и неудовлетворяющий контакт, но единственно возможный). В подростковый период превалирует отец, а мать представляет собой основу безопасности; на заднем плане отец, мать и ребенок совместно создают семейное межсубъектное биоэнергетическое поле — уникальное и отличительное поле со своей памятью, историей и своими особыми способами взаимодействия внутри и снаружи.

На практике
Стресс или травматические события или посттравматический стрессовые расстройства, тревожность, паника, пусть и несильная, могут произойти в семейной системе после рождения, особенно первого ребенка.Если во время кормления или сна ребенок испытывает какие-то трудности, он/она плачет и расстраивается. Реакция ребенка — это эффективный органический способ разрядки избытка энергии. Но, если родители не понимают, насколько функциональным такое поведение может быть для процесса саморегуляции ребенка из-за собственной тревожности или неразрешенных травм, они упускают тот факт, что поведение ребенка содержит информацию и для них. В таком случае родители не способны остановить плач ребенка, потому что ребенок не может избавиться от чрезвычайно большого количества энергии.

Семья попадает в замкнутый круг дисфункционального поведения и чувств, которые усиливают это поведение; мы видим родителей, которые всю ночь носят младенца на руках и укачивают его, что только больше расстраивает ребенка, или же родителей, которые ругаются и обвиняют друг друга в том, что ребенок плачет, или, как крайняя мера, они используют медикаменты, чтобы ребенок заснул.
Во время нашей работы и, основываясь на продемонстрированной теоретической модели и исследованиях, мы увидели, как мы можем работать с семейным полем, чтобы разрешить проблемы младенца, учитывая также то, что проблемы младенца зачастую являются отражением проблем пары. По этой причине, необходимым является восстановление базового доверия в ресурсах пары. В нашей модели интервенций мы в основном работаем с парой и через пару, чтобы разрешить то, что кажется проблемой младенца.

Родительская забота о родителях включает в себя терапевтическую практику, которая использует особый вид глубокого дыхания и мягкие прикосновения. Обычно нам необходимо провести несколько сессий раз в неделю, пять или иногда менее, в течение которых мы подводим пару к тому, что они начинают больше осознавать свои собственные процессы в теле и голове, эмоции, чувства, поведение, действия и реакции.

Во время этих сессий пара терапевтов работает с семьей. Терапевты являются зеркалом для пары, таким образом, они узнают, как найти безопасную основу для каждого и для пары в целом. Этот ресурс позволяет и младенцу также найти безопасную основу. Другой задачей является создание питательной среды для семьи. В нашем «арсенале» есть: эмпатический контакт, родительская находчивость и идентификация болевых порогов, для того чтобы работать, не достигая этих порогов. Мы также полагаемся на особый вид дыхания, мягкое фракционное дыхание, которое способствует центрированию. Под «фракционным дыханием» я имею ввиду дыхание, при котором и вдох и выдох разделены на три или более частей. Это позволяет родителям лучше чувствовать диафрагму, позвоночник и поток энергии вдоль позвоночника, который возникает во время дыхания. Этот поток энергии остеопаты называют «основным дыхательным движением».

После рождения (после 9 месяцев пребывания в теплой воде) в начале земной жизни  новорожденный испытывает сенсорную революцию, в которой кожа является линией фронта. Из эмбриологии мы знаем, что кожа происходит из того же эмбриологического листка, что и нервная система; когда мы дотрагиваемся до кожи, мы дотрагиваемся до нервной системы.

Мягкое прикосновение к коже создает соответствующую мягкую волну от периферии к центру, к ядру системы тело-разум. В то же самое время чувства могут доходить от ядра к коже, и иногда мы видим красные пятна на коже, как при чувстве стыда или другой сильной эмоции, или же мы видим бледные пятна, которые сигнализируют о недостатке энергии. Иногда мы видим красные пятнышки как знак небольшого эмоционального переживания.

Кожа — зеркало ядра.

Другой важной задачей кожи является создание предела, границы между внутренним и внешним миром. Во время пренатального периода жизни создание этих границ происходит в водной среде; во время рождения, однако, кожа получает мощный массаж; сразу после она чувствует воздух и силу гравитации.
Для младенца следующий шаг — это пожелать теплого материнского объятия и искать контакта с грудью. Это объятие определяет границы и успокаивает новорожденного. Вместе с этим существует и функция дыхания. Эта смена ощущений на коже переживается новорожденным вместе с его/ее первым вдохом.

Дыхание

Множество нейрофизиологических исследований показывают двустороннюю связь между дыханием и эмоцией. «Эмоциональные состояния влияют на частоту, глубину и стиль дыхания. И наоборот, произвольная манипуляция дыханием может достигать 40% изменения чувственного состояния, включая гнев, страх, радость и грусть (Филиппот, Гаэтан, Блэари, 2002). Тревога, депрессия и пост-травматические стрессовые расстройства связаны со сверх-активностью симпатической нервной системы и недостаточной активностью парасимпатической нервной системы (Лисс и Боаделла, 1986).»

Дыхание контролируется диафрагмой. Диафрагма — это единственная мышца, которая иннервируется как произвольной, так и непроизвольной нервной системой. Это очень важно, так как, с одной стороны, мы можем произвольно изменять количество воздуха и частоту дыхания (до определенного уровня), а с другой стороны, эмоции, физическое состояние человека, задача, которую мы выполняем в данный конкретный момент, — все это влияет на изменения дыхания. Легко представить дыхание как мост между произвольными и непроизвольными действиями; рациональным и эмоциональным миром. Одним словом, между сознанием и бессознательным. Это хорошо известно во всех релаксационных практиках, йоге, всех видах медитации и, конечно, телесно-ориентированной психотерапии.

Из нейропсихологического исследования Периферийной Модели Эмоций мы знаем, как эта система активируется обратной связью от внутренних рецепторов (Крейг, 2003) через афферентные автономные и соматомоторные пути восприятия таких ощущений, как боль, температура, мягкое прикосновение, мышечные и висцеральные ощущения, нехватка воздуха.

Дыхательные пути и легкие содержат множество рецепторов (Ю, 2005) которые раздражаются в ответ на частоту дыхания легких, отправляя информацию в множественные нервные окончания по пути следования афферентных волокон блуждающего нерва, снабжая информацией гомеостатическую систему, как это описано Дамазио. Все семьи теперь могут найти в себе питательную среду и безопасную и надежную опору, к которой можно обратиться в стрессовые моменты.

1— специально обученная женщина, оказывающая помощь и моральную поддержку другим женщинам во время беременности, при родах и после рождения ребёнка

Автор: Фабио Карбонари (Fabio Carbonari), итальянский телесно-ориентированный психотерапевт, экспрезидент Итальянской Ассоциации ТОП, директор Института Райха в Риме. Перевод с англ. Евгении Соболевой, ред. — Бориса Суворова.